хорошая вода нина гернет

..

Menu

Post Page

03.09.2014 foldiafi 2 комментариев

У нас вы можете скачать книгу гордость и страсть шарлотта физерстоун в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Люси с трудом сглотнула, зачарованно следя за равномерно покачивающимся кусочком серебра. Люси медленно кивнула, отвечая на каждое услышанное слово трепетом сердца, биением пульса, веруя в истинность мистического провидения. Оккультизм, спиритизм, мистицизм или как еще следовало бы назвать явление, повально охватившее викторианскую Англию?

Одно можно сказать с полной определенностью — его темное крыло накрыло салоны и званые вечера, частные клубы и домашние сеансы.

Темные знания служили приглашением в мир зла. По крайней мере, в это верила большая часть простых смертных. Но Люси Эштон знала, что это, прежде всего, дверь в иной мир — темный и тайный. Царство, населенное демонами и ангелами, но падшими, свободными в своих поступках. Они продают свои секреты, цена этому — душа страждущего. Окруженная неверным светом золотого канделябра, покрытого причудливыми потеками застывшего воска, завыванием осеннего ветра за окнами и треском пылающих поленьев, Люси отчетливо понимала, что она и есть та самая душа.

Она очень нуждалась в помощи…. Женщина напротив нее держала в руке серебряный маятник. Ей было известно, как найти то, что Люси так отчаянно искала. Она всей душой надеялась на это.

Восемь месяцев прошло с того дня, как они виделись последний раз. Он исчез бесследно, забрав с собой тепло и чувства, которыми она жила. Пьянящее ощущение тепла оказалось призрачно коротким, совсем мимолетным.

Привести его к тебе. Продолжай следить, следи за движением маятника и позволь своим мыслям приблизиться к нему, мужчине, который определит твое будущее. Веки Люси отяжелели, трепещущее пламя свечей заставляло тени на стене извиваться в захватывающей пляске смерти. Лицо провидицы, изборожденное морщинами, почти не угадывалось в глубокой тени.

Очертания ее фигуры, скрытые темнотой, лишь смутно проглядывали в отблесках свечей. Комната сужалась и пульсировала, одурманенное сознание Люси улавливало моменты, когда маятник в руках женщины двигался в унисон с движением крови в ее жилах, наполняя ее существо странными ощущениями: Ее душа, зачарованная взмахами маятника, словно рассталась с телом, сознание освободилось от оков.

Подчиняясь приказу, Люси плотно сомкнула веки. В тот же момент увидела или, скорее, осознала себя в этой комнате. Она стояла у занавеси, по другую сторону которой, за ее спиной, кто-то находился. Вытянув руку, Люси скользила ладонью по ткани, чувствуя тепло прикосновения, ответное движение с той стороны. Наконец ей удалось найти его.

Он пришел к ней. Его прикосновение было жарким и согревало ее. Прижавшись, она почувствовала сильное мужское тело. Открыв глаза, Люси вскочила с кресла, сдавленный крик вырвался из горла. Пророчица последовала за ней и, щелкнув пальцами перед ее лицом, рассеяла пелену наваждения.

Растерянная Люси уставилась на стоящую перед ней женщину, которая утверждала, что может показать ее будущее. Ей в лицо смотрела золотисто-желтыми глазами колдунья-шотландка с поблекшими рыжими волосами. Люси схватила со стола сумочку, оставив старой карге монеты, уплаченные еще перед началом сеанса.

Заметив недоумение на лице гадалки, она скривила губы в презрительной усмешке:. Это наша последняя встреча. Прошу не ждать меня на следующей неделе. Сейчас женщина встревоженно двигалась за ней, не желая отступать от своих слов. Ты в самом деле видела будущее. Правда, не всегда совпадает с тем, что мы ждем. Она быстро прошла через продуваемую сквозняками гостиную, натягивая на ходу мягкие лайковые перчатки.

Миновав три марша скрипучей старой лестницы, вышла из дома к ожидавшей ее карете. Да и что можно получить от шарлатанки, недаром обосновавшейся в театральном квартале. Ее представление — первоклассный спектакль, способный обмануть кого угодно. Уставившись невидящим взглядом в окно, она едва ли отслеживала проплывающие мимо картины.

Ей не давали покоя те образы, что возникли перед мысленным взором во время сеанса. Но возможен ли контакт с мистической потусторонней реальностью? Есть ли способ проникать в мир темных сил?

Ей удалось увидеть образ темного мира, ощутить нарастающее напряжение, сгущающееся вокруг нее. Ей слышался таинственный шепот, чувственный и обволакивающий, подобный любовному прикосновению. Его ответ прошелестел тихо, едва различимо. Их ладони, разделенные всего лишь тончайшей занавесью, соприкоснулись. Жар волной окатил ее, заставив трепетать каждую клеточку ее тела. Она развернулась и в предвкушении затаила дыхание.

Ее бледная рука потянулась к занавеси, один рывок — и тончайшая ткань, преграда, разделяющая их, пала к ногам. С какой-то черной насыпи, похожей на могильный холм, она смотрела на того, кто заставлял ее тело томиться воспоминаниями о жгучем наслаждении. Но… Эти глаза… Совсем не те…. В ее памяти вспыхнул образ, эти глаза — она видела их раньше. Воспоминание тревожное, даже болезненное. Нет, обладатель этих глаз никак не может стать ее будущим.

Люси оглянулась через плечо на обратившегося к ней отца. Она неохотно спрятала в пышных складках бархатной юбки кусочек розового кружева, который только что сжимала в руках. Этот день в самом начале ноября выдался на редкость серым, моросил мелкий холодный дождь, который грозил обернуться гололедом.

Плотнее закутавшись в теплую шаль, она смотрела на огонь, который потрескивал, мерцая теплыми янтарными языками. Комната наполнялась тем уютом, который поздней осенью мог дать только жарко растопленный камин. Но ей было холодно. Это тянулось уже месяцы. Казалось, ничто не могло ее согреть. Леди Блэк тебе кузина, почти сестра. В семейном кругу нет жестких правил для визитов.

К тому же мне пора в клуб. Я хотел бы знать, что ты не осталась дома скучать, бродя по комнатам. Усмешка, кривившая ее губы, исчезла при взгляде из окна на грандиозные черные кованые ворота на противоположной стороне улицы. Странно, что на протяжении многих лет — десятилетий! Одиночество, которое действительно угнетало ее, отца прежде никогда не трогало. Маркиз Стоунбрук не был ни бессердечным, ни умышленно жестоким.

Люси никогда бы не смогла сказать такого о своем отце. Ему просто не было дела до близких и их нужд. Он был скуп на эмоции, зато не груб и не сварлив. Это слово как нельзя лучше характеризовало отца и мать Люси. Дурацкое изречение про то, что можно видеть, но не слышать, вряд ли относилось к ее воспитанию.

Они больше занимались устройством собственной жизни, чем воспитанием ребенка. Ее роль была слишком ничтожна, поскольку она не могла принести им настоящего удовольствия. Люси существовала лишь для того, чтобы в будущем носить титул. Родители смирились с мыслью о том, что род продолжит существовать, пусть и благодаря мужу, которого они подберут для нее. Герцог был всегда спокоен, скучен и пугающе правилен в своих поступках, ничего общего с тем, кого она видела в своих грезах, представляя будущее замужество.

Совсем не похоже на мечты, которыми она упивалась в юные годы, когда в их доме на кухне появлялся мальчик, помощник мясника, составлявший ей компанию, пока старая экономка миссис Браун торговалась с его хозяином. То были всего лишь глупые фантазии, которые приходят на ум любой молоденькой девушке, вызывая учащенное сердцебиение. Отец вскоре полностью разрушил ее мечты.

И Люси впервые задумалась над тем, что значит быть замужней женщиной в их мире. Так она и жита. До того момента, как восемь месяцев назад взяла заботу о будущем в свои руки и передала его художнику, в котором искала то, чего так не хватало ей в жизни. Тепло и признание, которые герцог вряд ли смог бы ей дать. Их союз мог бы стать альянсом, но не романом. Я все смотрю, как ты сидишь у окна, погруженная в какие-то мысли.

Разумеется, что бы ты ни прятала в складках юбок, это не может глубоко повлиять на такую молодую девушку, как ты. Кусочек брюссельского кружева, тот, что она укрыла в складках платья, украшенный ее инициалами и подаренный возлюбленным в ночь, когда она предложила ему себя.

А потом он умер. Или она думала, что он умер в огне пожара, охватившего съемную квартиру. Она страдала и плакала, в отчаянии от того, что никогда чувства не смогут ожить вновь, как вдруг две недели назад кружево возникло из небытия, доставленное прямо ей в руки. Его светлость герцог Сассекс передал этот платок. С тех самых пор ее не покидало смутное беспокойство.

Почему именно он возвратил ей кружево? Вот о чем долгими ночами размышляла Люси. Не то чтобы ее интересовало, как Сассекс относится к ее увлечению другим мужчиной. Ей было все равно, что он может подумать о ней и что знает об этом платке, возможно считая ее безнравственной, ищущей удовольствий в удовлетворении основных инстинктов и потому стоящей намного ниже его светлости.

Люси волновало только одно — Томас жив! Она уверена в этом. Он клялся, что они будут вместе. Этот кусочек кружева воскресил ее будущее из пепла пожарища, обещая, что скоро все переменится.

Я думаю совсем о другом. Существует человек, который питает надежду, и я еще не отказала ему. Отец никогда не согласится с отказом. Выдать Люси за герцога — такова его воля, и с этим ничего не поделать. Тогда давай пока оставим эту тему. Пойдем же, Люси, мне уже пора. Я должен проводить тебя через улицу. Ему невозможно было возражать. Действительно, пару недель тому назад она серьезно заболела из-за собственной глупости, о которой сейчас не хотелось вспоминать. С того времени отец взял за правило не оставлять ее одну.

Конечно, он бы не смог всегда и всюду контролировать дочь, зато обязанностью Изабеллы стало постоянно находиться где-нибудь поблизости и присматривать за всем, что она делает. Мысли Люси вновь вернулись к тем месяцам, когда в попытке усмирить боль от одиночества, охватившего ее после воображаемой потери возлюбленного, она свернула на темные и опасные для разума тропы.

Посещение сеансов и тайных собраний, погружение в грезы, чтобы вновь обрести своего любимого. Ужасное ощущение незавершенности, невозможность сказать последнее прости… Увидеть его в последний раз перед тем, как любимый образ окончательно растворится там, куда нет пути живым. Погружение в оккультизм стало способом повернуть время вспять или, может, глупой и отчаянной попыткой найти его в тех сферах, где обитают духи.

Тогда Люси впервые столкнулась с таинственными Братьями Хранителями и их священными реликвиями, одну из которых ей удалось выкрасть и использовать для достижения своей цели, и это вскоре привело к роковому результату, едва не стоило ей смерти. Происшествие настолько ужаснуло отца, что он старался постоянно находиться поблизости или вверять ее кузине. Он больше не доверял дочери и обращался с ней как с ребенком. Сегодня ты проведешь день в обществе леди Блэк и займешься тем, чему посвящают свое время все дамы во время визитов.

Твой наряд вполне подходит для визита. Не вижу необходимости тратить время на смену гардероба. Отец просто не желал ни о чем слышать. Он очень спешил в свой клуб, но тем не менее проводил ее из гостиной в холл, где Дженнингс, их дворецкий, помог ей надеть плащ и подал зонтик. Никогда не угадаешь, сколько времени лакей Блэков будет отворять ворота. У меня нет желания ожидать под проливным дождем.

Не понимаю, к чему такие ворота. Да потому, что он Брат Хранитель. Но ей вряд ли стоило посвящать в эту тайну отца. Да и самой стоило бы забыть обо всем. Люси немного понимала в этом и знала, что Сассекс и лорд Блэк принадлежат к Братству.

Но все это не имело для нее значения. В своих занятиях оккультизмом она сталкивалась с Братством, узнав не только о том, кто в нем состоит, но и какие реликвии они хранят.

Она дала обет молчания, поклявшись никогда никому не рассказывать об этих людях. Взамен ее собственная страшная тайна будет скрыта от отца и от светского общества. Ей были известны лишь отрывочные сведения о тайнах Братьев. Общество составили три влиятельных аристократа Блэк, Сассекс и маркиз Элинвик. Дела их были связаны с мистикой, скрыты покровом тайны и опасны.

Люси довелось узнать некоторые из их секретов — где хранится медальон из оникса, в котором заключена сущность зла, и где находится некая чаша, которую они призваны хранить. Но в чем их сила, она не могла сказать, потому что эта тайна оставалась скрытой от нее. Он быстро поправлялся и делал вид, будто ровным счетом ничего не произошло.

Изабелла, преданная жена, не поддерживала разговор на эту тему и, несмотря на попытки кузины, упрямо отмалчивалась. А медальон принадлежал Блэку и его семье. Предполагалось, что в нем хранятся кристаллы, наделенные магической силой. Люси взяла этот медальон и проглотила кристалл, который извлекла из него. В тот момент она всем своим существом страстно пожелала, чтобы сбылась ее мечта хотя бы еще раз увидеть возлюбленного, чтобы со слезами сказать ему последнее прощай. Красавица Люси Эштон предназначена в жены герцогу Сассексу, которого она считает бесстрастным и педантичным, высокородным богачом.

А девушка хранит память о юном помощнике лавочника, который однажды согрел ее одинокое детское сердце своей добротой и великодушием. Видно, в память о нем Люси влюбилась в простого художника.

И даже узнав, что ее возлюбленный негодяй и убийца, Люси не захотела забыть его. Герцог Сассекс поклялся разыскать, разоблачить и наказать Томаса за преступление. Ради того, чтобы помешать любимой невесте попасть во власть негодяя, герцог готов на все…. Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга "Гордость и страсть" Физерстоун Шарлотта окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре.

Это настоящее явление в литературе, которое не любишь, а восхищаешься всем естеством, оно не нравится, а приводит в неописуемый восторг. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным. Положительная загадочность висит над сюжетом, но слово за словом она выводится в потрясающе интересную картину, понятную для всех.

Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней.