хорошая вода нина гернет

..

Menu

Post Page

07.02.2015 asneri 0 комментариев

У нас вы можете скачать книгу платон и ведийская философия с. я. шейнман-топштейн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

О природе человека Уилсон Э. Вторая часть Второй части. Собрание сочинений в семи томах: От Аристотеля до Витгенштейна. Свет Прометея Даниленко В. Ящик Пандоры Даниленко В. Первая часть второй части. В корзину Показать ещё Для философов, историков философии, культурологов, студентов гуманитарных специальностей, всех заинтересованных читателей. Доплатоновские философские школы и учения упанишад онтология III.

Для концепции Хейманн характерен довольно примитивный географизм: Статья эта носит довольно общий характер. Ведийская традиция очень древняя. Ломоносова кафедра классической филологии. Защитила кандидатскую диссертацию под руководством С.

Параллельно занималась научной работой и переводами. Член Союза писателей секция переводчиков. Кант "Сочинения в шести томах", , Б. Шейнман-Топштейн -- переводчик, составитель, автор примечаний и указателя , Вольтер "Философские сочинения", , С.

Приведен целый ряд малоизвестных Сто шедевров советского архитектурного авангарда: Такое понимание стало важным достижением науки второй половины XX столетия. С подробными решениями Системный подход к управлению делами в жизни и в бизнесе URSS.

Приемы традиционные и новые: Книга учит детей и взрослых. Именно ей доверили поколения людей свои знания и умения.

Наглядная геометрия и топология: Математические образы в реальном мире. Об издательстве Интернет-магазин Оплата и доставка Оптовикам и библиотекам Вакансии. Точные и Естественные науки. Из наследия мировой философской мысли: Гносеология ; История философии Культурология Монографии.

Книги того же автора в: При этом внимание акцентируется на наиболее часто встречающихся "трудных" состояниях психики человека стрессы, фобии, фрустрации, монотония , Здесь же мы хотим обратить внимание на конкретные упоминания у Платона тех или иных восточных точнее, не-эллинских учений и мифов, используемых им для подкрепления собственных точек зрения. Подобные упоминания мы встречаем у него нередко, начиная с раннего периода его творчества и вплоть до наиболее поздних сочинений некоторые из которых принадлежат, по-видимому, уже не ему самому, но авторам платоновской школы.

В древневосточных философских системах ко времени Платона еще преобладала мифологическая форма сознания, и на понятийном гносеологическом уровне создателю платонизма было естественно опираться на более древнюю, предфилософскую мифологическую традицию. Восточная мифология, издревле оказывавшая влияние на мифологическое творчество эллинов, во времена Платона заимствовалась и непосредственно — во время торговых или образовательных поездок греков в Египет, Персию и даже, если верить более поздней античной легенде, в Индию 2, особенно же в ионийские города малоазиатского побережья, игравшие роль центров экономической и культурной связи между эллинским и древневосточным миром.

Правда, мифологическая образность Гераклита — не первозданная, фольклорная, но, если воспользоваться характеристикой А. Творец античной объективно-идеалистической диалектики Платон уже целиком стоит на понятийной почве, миф играет у него иллюстративную роль, но одновременно и роль традиционной идеологической опоры.

Наиболее часты у Платона при единой мифологической основе различные варианты мифа о загробном существовании человеческой души. Вопрос о возможности бессмертия души волнует Платона начиная с самых ранних его творений. Если ничего не чувствовать, то это все равно, что сон, когда спишь так, что даже ничего не видишь во сне; тогда смерть — удивительное приобретение С другой стороны, если смерть есть как бы переселение отсюда в другое место, и верно предание, что там находятся все умершие, то есть ли что-нибудь лучше этого, мои судьи?

Если кто придет в Аид, избавившись вот от этих самозванных судей, и найдет там истинных судей, тех, что, по преданию, судят в Аиде — Миноса, Радаманта, Эака, Триптолема и всех тех полубогов, которые в своей жизни отличались справедливостью — разве плохо будет такое переселение?

Азия — женский эпоним восточного материка. Особенно отмечается преподавание магии Зороастра, суть которой — в почитании богов см. I, е — а. В целом платоновская мифология, относящаяся к идее бессмертия души, обнаруживает несомненную связь с орфизмом, религиозным культом фракийского происхождения, испытавшем на себе сильное влияние восточных учений об умирающем и воскресающем божестве и о перевоплощении душ, зависящем от поступков человека в его земной жизни.

Душа, высвобождаясь после смерти человека из оков тела, должна очиститься, дабы попасть в обитель блаженных. По Платону, душа мудреца очищается при жизни с помощью философствования и постижения безвидных, незримых идей.

Совершенно аналогичны ведийские представления о душе мудреца, созерцающей Брахмана абсолютное первоначало, в определенном аспекте близкое к платоновскому эйдосу 7 и после смерти растворяющейся в нем, в отличие от душ людей, не причастных к высшему созерцанию и потому испытывающих бесконечную цепь перевоплощений, мешающих им избавиться от тягот иллюзорного земного бытия майи.

Помимо упоминания суда Миноса и Радаманта в Аиде см. Уже тут со всей силой звучит мотив желанности смерти для мудреца, прежде всего — как избавления от житейских невзгод, а затем как возможности общаться с великими поэтами, мудрецами и полководцами и испытывать их сократическими беседами. Исходный пункт для сказочного предания, сообщаемого своим собеседникам Сократом,— платоновская мысль об отсутствии страха смерти у справедливого человека и, наоборот, о том, что человек, душа которого обременена множеством несправедливых поступков, неизбежно страшится смерти.

Однако, несмотря на беспримесный платонизм этого положения, в мифологическом плане оно опирается на индийскую карму пусть и пропущенную сквозь призму орфизма и учения Пифагора 9, и содержание повествуемого мифа тотчас указывает на слияние в нем азиатских и европейских мотивов: При этом наиболее неисправимыми, закоренелыми во зле, оказываются, по Платону, души верховных властителей — тиранов, царей, правителей городов. На первом месте названы тираны 10, и это лишнее указание на чисто греческое, скорее всего — собственно платоновское происхождение мотива судебной справедливости в данном мифе.

Благочестивой же и справедливой оказывается душа простого гражданина, чаще всего — философа с. Рассказав миф, платоновский Сократ добавляет: В этом не было бы ничего удивительного, если бы наши разыскания привели к иным выводам, лучшим и более истинным.

Но теперь ты видишь сам [ Так, видим мы, восточное старинное предание, обогащенное чисто греческим материалом, становится идеологической опорой для вполне рационалистической концепции Платона. Здесь прослеживается та же линия рационалистической опоры платонизма — в данном случае платоновской теории познания — на мифологическую концепцию элевсинских мистерий см. Персефона, дочь Деметры и жена Плутона Аида , бога подземного царства, является хтоническим божеством и вершительницей судеб душ, сошедших в царство Аида; на девятые год она возрождает к новой жизни очистившиеся от житейских провинностей души людей, проживших свою жизнь по возможности благочестиво.

Бессмертная возродившаяся душа припоминает в новой жизни все виденное ею в прежних ее воплощениях и таким образом обретает знание. В этом диалоге, целиком посвященном доказательству бессмертия души, заключительный миф, рисующий подземное царство — Тартар, объединяет в себе космологические представления, родившиеся на эллинской почве например, из учения Анаксимандра о шарообразности Земли, по Платону, однородной и покоящейся, благодаря этому, в равновесии посреди однородного неба Phaed.

Здесь мифология бессмертия души связана не только с вопросом о добродетели, но и с проблемой поэтического вдохновения и творчества, иначе говоря, с платоновским учением о прекрасном и благом,.

Душа, по Платону, это самодвижущее начало, сообщающее движение и всему остальному Phaedr. Надо всем этим царствует закон Адрастеи ср.