хорошая вода нина гернет

..

Menu

Post Page

25.04.2015 Исидор 3 комментариев

У нас вы можете скачать книгу легенды русского народа а.е. бурцев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Список книг со сказочной атмосферой. Объекты материального мира обладают энергетическим полем, различным по характеру и интенсивности излучения. Все представители флоры и фауны имеют свое индивидуальное биоэнергетическое поле, посредством которого они обмениваются энергетикой с окружающей средой.

Так же и каждый человек наделен индивид Книга посвящена вопросам дыхания и сознания. Неправильное дыхание усугубляет нездоровье.

А сознание вообще играет главенствующую роль в организме. О том, как справиться с болезнями посредством правильного дыхания и целенаправленной работы сознания, рассказывается в книге. Предлагаются простые методы, позволяющие с быстротой молнии выполнять в уме такие вычисления, как умножение, деление, сложение и вычитание чисел, операции с дробями, извлечение квадратных и кубических корней.

Для широкого круга читателей. Essential Grammar in Use. Это очень известный и популярный во всём мире учебник грамматики английского языка. Построенный по принципу самоучитель-справочник и практический учебник для начинающих elementary студентов.

Переработанный в соответствии с требованиями нового Федерального государственного образовательного стандарта учебник, структура и методология изложения которого сохранены, представляет собой основу учебно-методического комплекса по физике для 7 класса, в который также входят электронное приложение к Полевой старался обнаружить и показать органическое развитие народного начала в исторической жизни, обратился к.

Лосьоны и тоники в домашних условиях 2 Как русский изобретатель Будённый Анатолий Павлович стал нищим, интервью Будённого 3 История из маминой жизни 13 Русский менталитет и его отражение в языке, или почему Запад никогда нас не поймёт Мария Кикоть 1 "Не дубом единым" или "Перун есть мног" 9.

В книге содержатся русские народные легенды Сказки: История русского народа в 6 томах Чудинский Е. Русские народные сказки прибаутки и побасенки г Поёт Ульяна Кот. Иван-Царевич возвратился с Булатом-Молодцом прямо во дворец царя Пантуя. Там Иван-Царевич расседлал своего коня и поставил в стойло, и дал ему 6елой ярой пшеницы, потом простился с Булатом-Молодцом и пошел на кухню, лег спать.

Поутру рано царь Пантуй вышел на терем и посмотрел в ту сторону, где было неприятельское войско и увидел, что оно было побито; приказал он призвать к себе ложного Ивана-Царевича, и когда он к нему пришел, то царь Пантуй благодарил его за сохранение государства, а потом подарил его дорогим подарком и сказал ему: По прошествии двух недель, опять, тот же король подступил с другим войском.

Царь Пантуй испугался и опять призвал к себе мнимого Ивана-Царевича и сказал ему: На это он отвечал ему: Как только наступила ночь, дядька вышел на широкий двор и кликнул к себе Ивана-Царевича и сказал ему: Сослужи мне еще службу и отгони войско неприятельское от сего государства.

Дядька пошел и лег спать, а Иван-Царевич крикнул своим богатырским голосом: Ах, где-то мой Булат-Молодец! Сказывай мне скоро, какая нужда тебе во мне? Булат-Молодец велел Ивану— Царевичу оседлать своего коня и надеть на себя латы, а сам крикнул богатырским голосом: Гей ты Сивка-Бурка, вещая каурка, стань передо мной как лист перед травой!

Прибежал к Булату-Молодцу и остановился. Булат-Молодец на своего коня, а Иван-Царевич на своего — сели и поехали они с широкого двора. В то самое время царевна Цирия не спала и слышала все, что Иван-Царевич с дядькою и Булатом-Молодцом говорил.

И напали они на ту рать — силу неприятельскую и начали мечами рубить и конями топтать! Побили они в два часа двести тысяч, человек, а сам король неприятельский насилу ушел с малым числом войска. Иван-Царевич с Булатом-Молодцем возвратились назад. Расседлав своего коня доброго и поставив его на конюшню, Иван-Царевич простился с Булатом-Молодцом и пошел на кухню спать. Рано утром царь Пантуй вышел опять на терем и посмотрел в ту сторону, где было неприятельское войско и увидев, что оно побито, удивился такой храбрости Ивана-Царевича и велел его призвать к себе.

Когда тот пришел, то царь Пантуй благодарил его за сохранение государства и одарил его драгоценными подарками. По прошествии трех недель опять подступил неприятельский король под город царя Пантуя. Царь очень испугался и призвав к себе своего нареченного зятя, начал говорить ему: Друг мой возлюбленный, Иван-Царевич! Избавь меня от неприятеля и отгони его войско прочь от моего государства. И ежели ты сделаешь это, то я, в ту же минуту, отдам за тебя дочь мою. Мнимый Иван-Царевич ответил ему на это, что он все сделает.

Наступила ночь и все полегли спать. Тогда дядька вышел на двор и кликнул к себе Ивана-Царевича и сказал ему: Потом Иван-Царевич крикнул своим богатырским голосом: Тот тотчас явился к нему и сказал: Булат-Молодец опять велел ему оседлать своего коня и сам сделал то же.

Потом поехали они к неприятельскому войску и начали рубить его, топтать конями. И нобили они войска, что и сметы нет, а короля самого убили тоже до смерти. Затем поехали обратно в Пантуево государство, расседлали своих коней, и Булат-Молодец распростился с Иваном-Царевичем, сказав ему: Поутру рано царь Пантуй вышел опять на терем и посмотрел на неприятельское войско и увидел, что оно все побито. Тогда послал оп за своим нареченным зятем и сказал ему: Ну, любезный зять, теперь отдаю тебе в супружницы дочь свою.

Через несколько дней начали делать приготовления к свадьбе, и дядька обвенчался с прекрасной царевной Цирией. Когда после венца они сидели за столом, Иван-Царевич отпросился у повара посмотреть на новобрачных. Повар отпустил его и даль ему свое платье. Иван-Царевич пришел в царские палаты и стал за другими людьми, смотрел на своего дядьку и на прекрасную царевну.

Царевна Цирия, узнав Ивана-Царевича, выскочила из-за стола и взяв его за руку, сказала: Тогда Царь Пантуй вскочил с своего места и спросил свою дочь об этом происшествии и просил ее, чтобы она рассказала ему все подробно. Цирия рассказала ему обо всем подробно, то Ивана-Царевича посадили за стол с царевной Цирией, а дядьку за такой лживый поступок расстреляли на воротах.

Иван-Царевич, женясь на прекрасной царевне Цирии, отправился в свое государство, к отцу своему, где царь Ходор возложил на его главу венец свой, и Иван-Царевич взошел на престол и начал управлять государством.

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь с супругою своею, и имели у себя трех прекрасных сыновей, из которых большего называли Василий-Царевич, среднего — Федор-Царевич, а меньшего — Иван-Царевич. В один день царь с своею супругою прогуливались в саду.

Вдруг поднялся вихорь и унес царицу из глаз его. Царь долгое время был очень печален и соболезновал о своей супруге. Два старших его сына, испрося у своего печального отца благословение, отправились в путь искать свою мать. Едучи долгое время с своими людьми и изъездив великую степь, они раскинули палатки и ожидали, не увидят ли кого, кто б указал им дорогу.

Однако, в продолжение трех лет никого не видали. Между тем подрос меньшой брать Иван-Царевич. Тот также, испрося у отца своего благословения, отправился в путь. По долговременном путешествии увидел вдали палатки и поехал к ним. И как стал подъезжать ближе, то узнал, что это были его братья. Приехавши, он сказал им: Отпустите своих людей обратно в наше государство, и мы поедем одни искать свою мать.

Братья поступили согласно его совета, и поехали в путь одни. Приехали они к этому дворцу и Иван-Царевич, найдя ворота, въехал во двор. Подъезжая к крыльцу, он увидел столб, в котором было два кольца: Продевши повод в оба кольца, он привязал своего коня богатырского и пошел на крыльцо, где встретился с самим государем. Из продолжительного между ними разговора царь узнал, что Иван-Царевич был ему племянник, и поэтому он повел его в свои покои, куда пригласил и остальных братьев.

Погостя у этого царя недолгое время, они получили от него в подарок волшебный шар, который покатя перед собою, доехали до превысокой горы, где они и остановились. Крутизна этой горы столь была высокая, что на нее взлезть им никак нельзя было. Поэтому Иван-Царевич нашел скважину, где попались ему железные когти, с помощью которых он взошел на самый верх горы, и так как был уставши, то сел под дуб отдохнуть. Лишь только он снял с себя когти, как те вдруг исчезли.

Вставши, он увидел вдали палатку, сделанную из самого тонкого батиста, на коем изображалось медное государство, а на верху этой палатки был поставлен шар медный; при входе лежали два огромных льва, которые не допускали войти в палатку. Иван-Царевич, увидя стоявшие перед ними пустые тазы, налил в них воды и тем утолил жажду львов, которые дали ему свободный ход в палатку.

Войдя туда, он увидел сидящую на софе прекрасную царевну, а в ногах у ней спал трехглавый змей, которому он одним махом отсек все три головы; за что царевна его благодарила и подарила ему медное яйцо, скрывающее в себе медное государство. Иван-Царевич, простись с нею, отправился в путь, и шедши долгое время, увидел вдали палатку, сделанную из самого тонкого флеру и привязанную серебряными снурками к кедровым деревьям; у снурков кисти были изумрудные, а на этой палатке лежали два тигра, которым, утолив жажду от солнечного зноя водою, сделал себе свободный вход в палатку.

Когда он вошел туда, то увидел на софе очень богато убранную царевну, красотой превосходнее первой, а в ногах ее лежал шестиглавый змей, которому он в один раз отрубил все головы. За такую неустрашимость царевна подарила ему яйцо, скрывающее в себе серебряное государство. Простясь и с этой царевной, Иван-Царевич пошел далее. Наконец он достиг и третьей палатки, которая была сделана из самого чистого камортку, и на коей было вышито золотое государство, а на палатке поставлен был из самого чистого золота шар.

Самая палатка была прикреплена золотыми снурками с алмазными кистями к лавровым деревьям. При входе в палатку лежали два преогромных крокодила, которые от сильного жару испускали огненное пламя. Видя их жажду, Иван-Царевич наполнил их пустые тазы водою и тем сделал себе свободным вход в палатку. Когда он вошел туда, то увидел сидящую на софе царевну, которая красотою своею превосходила обеих прежних. У ног ее лежал двенадцатиглавый змей, которому Иван-Царевич с двух раз обрубил все головы.

За это царевна ему подарила золотое яйцо, содержащее в себе золотое государство, и вместе с яйцом вручила ему и свое сердце и после продолжительного разговора указала ему, где живет его мать, и пожелала ему счастливо окончить предприятие.

После довольно долгого путешествия Иван-Царевич достиг великолепного дворца. Прошел в нем многие покои и ничего не нашел. Напоследок пришел в пребогато убранное зало и там увидел сидящею в креслах мать свою. После нежных и учтивых между ними разговоров, Иван-Царевич объявил ей, что он с братьями многие лета искал ее, и ради ее, любезной им, родительницы, они долго и много странствовали.

Вдруг мать почувствовала какой-то дух и сказала Иван-Царевич: Наконец он опустится на землю и рассыплется на мелкие части. Только лишь мать успела сказать и спрятать его под свою одежду, как вдруг прилетел Вихорь и начал ласкаться к царевне. Тогда Иван-Царевич по совету матери своей, ухватился за волшебную палицу. Вихорь рассердился на царевича, поднял его на высоту, потом опустился на землю и рассыпался на мелкие части.

Иван-Царевич, подобравши все части — сжег их и пепел развеял по полю, и затем овладел волшебною палицею, взял мать свою и трех царевен, и они пришли к дубу, откуда Иван-Царевич всех их спустил по полотну вниз.

Иван-Царевич, оставшись один на горе, не смел спуститься, видя, что полотна обрезаны, и ходя по горе, он перекидывал палицу с руки на руку. Как вдруг предстал пред ним человек, который снес его с горы и поставил на самой площади его государства.

Здесь Царевич встретился с одним сапожником, к которому поступил в работники. Хозяин, накупив довольно кож, сам напился пьян и лег спать. Иван-Царевич, видя, что в его хозяине проку мало — призвал того духа, который снес его с горы, и приказал, ему к утру наделать товару.

Дух по его приказу все исполнил и поутру разбудил хозяина, послав его с товаром в город. Купцы, увидя отличную работу тотчас все раскупили и его представили знатным господам.

Наконец увидел и сам царь его работу и приказал ему всегда носить ее во дворец. Между тем, находившаяся тут царевна из золотого государства, примечая, что эта работа духа золотого государства, приказала позвать к себе башмачника, и когда тот пришел, то приказала, чтобы завтра поутру пред сим дворцом поставил дворец и золотое государство и от него золотой мост до самого их царского дворца покрытый зеленым бархатом, сказав все это, царевна ушла прочь.

Хозяин пришел домой весьма печальный и все это рассказал работнику, а сам с горя так напился пьяным, что и сам себя уже не помнит, и говорит: Дух приказание исполнил и рано утром перенес туда Ивана-Царевича, который, изготовясь для встречи отца своего и матери, послал для них великолепные колесницы, а для братьев самые срамные телеги, прося притом всех откушать, у него.

Царь, услыша, что его меньшой сын Иван-Царевич, жив и здравствует, очень обрадовался, и сев с царицею и тремя царевнами в присланные для них богато убранные колесницы, а детей своих приказал насильно посадить в срамные телеги, говоря при этом, что вы по вине своей, и этого не заслуживаете. Итак, Иван-Царевич встретил их великолепно; притом простил братьям своим вину их. Потом назначил Василию-Царевичу в супруги царевну серебряного государства — царевну Елену, а Федору-Царевичу — царевну Земиру, а себе золотого государства — царевну Плениру, и отдал им серебряное, и медное яйца, скрывающие государства.

На другой день был совершен брак всех братьев к великой радости всех подданных их. В некотором царстве, в некотором государстве жил царь по имени Архидей. Царь этот жил с супругою своею Дариею много лет, а детей у них не было. Они приходили уже к старости, и начали молить Бога, чтобы Он, даровал им детище. Вскоре после того, царица забеременела и чрез обыкновенное время родила прекрасную дочь, которою назвали Луною.

Через год царица родила еще дочь, которая красотою своею превосходила свою старшую сестру, почему ее назвали Звездою. Эти две прекрасные царевны были воспитаны и обучены с большим старанием. Когда старшей сестре был й, а младшей й год, то они с своими мамушками и нянюшками отравились гулять в зеленые сады. Гуляли они там довольно долго; как вдруг поднялся превеликий вихрь и унес обеих царевен из глаз сопровождавших их мамушек.

Нянюшки и мамушки, перепуганные случившимся, побежали к царице Дарии и сообщили ей об этом печальном происшествии. Царица Дария, услыхав такое печальное известие, чуть было и сама не умерла. Потом царица передала об этой печальной вести и царю Архидею, который не менее ее был поражен и опечален постигшим их нежданным и негаданным горем. Царь решил кликнуть клич: Но на этот призыв никто не откликнулся. Тогда царь Архидей собрал волхвов и стал у них спрашивать о своих дочерях. Но и те отказались от этого дела, потому что и сами не знали, где находились пропавшие царевны.

Царь затужил о своих дочерях, и в конце концов стал опять очень усердно молить и просить Бога, чтобы он сжалился над ним и при старости даровал бы ему снова детище, которое бы осталось после него наследником государства. В знак своего усердия Архидей роздал великие и щедрые милостыни всем бедным своего царства. Бог услышал его молитву и даровал ему прекрасного сына, которого назвали Иваном-Царевичем. Когда царевич вырос и стал совершеннолетним, то его обучили разным наукам и рыцарству.

Узнал Иван-Царевич о том, что у него есть две сестры, которые пропали неизвестно куда и задумал Иван-Царевич разыскать своих любезных сестер. Стал просить отца своего, чтобы тот отпустил его на поиски сестер, в дальние государства. Я хочу отыскать моих пропавших без вести любезных сестер.

Однако царевич неотступно и со слезами начал просить отца, своего, чтобы тот отпустил его. Царь Архидей, видя в царевиче великое желание отправиться в путь — благословил его и представил ему полную свободу и власть поступать во всем но своему усмотрению. Получив отцовское дозволение и благословение на дальний путь, Иван-Царевич распростился со своими родителями, и один как перст, не взяв даже с собой провожатого, отравился в дальнюю дорогу.

Шел Иван-Царевич путем-дорогою несколько месяцев. Случилось ему однажды идти большим густым лесом, и услышал он в стороне от него шум, на который он и пошел. Когда пришел он к тому месту, откуда ранее слышен был шум, то увидел, что два леших дерутся между собою.

Он, ничуть не испугавшись, подошел прямо к ним, и спросил: Так вот из этой находки я беру себе сапоги да шляпу, а товарищу моему отдаю скатерть, но ему этого кажется мало: Выслушав лешего, Иван-Царевич сказал ему: Иван-Царевич сказал им, чтобы они побежали вперегонку по дороге, и кто кого опередит на три версты, тому и достанется вся находка.

Оба лешие с радостью согласились на это предложение и взапуски побежали по показанной им дороге. Когда оба лешие, пустившиеся вперегонки, убежали настолько далеко, что их стало не видно — царевич надел на себя шляпу-невидимку и сделался невидим; потом он надел сапоги-скороходы и, взяв под мышку скатерть, пошел себе далее своим путем. Лешие, перегнав один другого, прибежали опять на то место, где лежала их находка.

Пробегав и проискав напрасно долгое время свою находку, и все-гаки ничего не найдя, оба лешие напоследок решили прекратить свои поиски и разойтись но своим местам.

Пробыв несколько дней в пути, Иван-Царевич увидал вдруг по дороге маленькую избушку. Он подошел к ней, и затем взошел в самую избушку, где увидал бабу-ягу, которая сидела на полу, упершись ногами в потолок, и пряла шерсть.

Увидав царевича, яга промолвила: Доселева русского духу слыхом не слыхано было, а ныне и воочию русский дух является. Зачем ты, добрый молодец Иван-Царевич зашел сюда? Ты прежде меня, доброго молодца, напои да накорми, а потом спрашивай. Баба-яга тотчас вскочила, собрала на стол, напоила, накормила Ивана-Царевича и стала опять его расспрашивать: Иду искать моих сестричек родных, Луну и Звезду.

Молись Богу и ложись спать, утро вечера мудренее. Иван-Царевич послушался бабу-ягу и улегся спать, и тотчас же заснул крепко. Рано утром баба-яга начала будить Ивана-Царевича: Слушай, вот что я тебе скажу: Только трудно будет ее тебе взять, потому что с нею живет нечистый дух, который приходит к ней медведем, а после оборачивается в человека. Выслушав рассказ Яги, царевич простился с нею, надел на себя сапоги-самоходы и отправился в путь.

Шел он путем-дорогою три дня и, наконец, увидел в поле те самые палаты белокаменные, про которые сообщила ему баба Яга. Он подошел к ним и потом вошел прямо на широкий двор.

На всем дворе не видать было ни одного человека. Тут Иван-Царевич надел на себя шляпу-невидимку и вошел в палаты. Прошел но всем комнатам, наконец вошел в спальню прекрасной царевны. В это время Луна лежала и почивала.

Царевич, скинув невидимку, подошел к кровати и стал будить царевну. Прекрасная Луна, пробудясь от сна и увидав около себя молодого юношу, спросила его: Царевич на это ответил ей: Я принес тебе челобитье от батюшки нашего царя Архидея и матушки пашей царицы Дарии. Они о тебе и о сестре Звезде очень сокрушаются.

Услышав сказанное царевичем, царевна Луна вскочила со своего ложа и начала обнимать царевича, и они целовались и миловались. После радостного свидания Луна сказала ему: Скоро после того поднялся сильнейший вихрь. Царевна Луна, в великом страхе стала говорить царевичу: В ту же минуту вошел в комнату ожидаемый медведь и, не превращаясь в человека, закричал человеческим голосом: Уж наверное, Луна, у тебя есть здесь кто-нибудь?

Ну, откуда быть здесь русскому духу? После этих слов, медведь встал и ударившись об землю — сделался таким молодцем, что не вздумать, не взгадать; превратившись в человека, он проговорил: Услышав это, Иван-Царевич снял с себя свою невидимку и предстал пред бывшим медведем, с которым тотчас же он начал разговаривать и тот стал всячески забавлять его разными увеселениями и очень ласково обходился с ним все время, а также угощал и потчевал царевича очень радушно.

Иван-Царевич прожил у старшей сестры три месяца и потом стал собираться в дорогу. Пред уходом он начал расспрашивать Луну об их младшей сестре Звезде: И чтобы там ни было, какие бы опасности мне не встретились, а все-таки я пойду туда зачем пошел! Распростившись с Луною и Медведем, царевич отправился в свой путь. На другой день пути он увидал тот самый замок, про который ему говорила Луна.

У ворот замка стояли два черта, которые на плечах держали пушки, и не пропускали в ворота замка ни одной души. Когда Иван-Царевич хотел было, несмотря на караульных, войти в замок, то они просто готовы были убить его.

Но Иван-Царевич, обратясь к ним, начал говорить им: Ведь я пришел сюда затем, чтобы сменить вас всех с караула: Мы никого не смеем пропускать в замок, под страхом большого наказания.

А если ты хочешь непременно пробраться туда, то лезь через стену; хотя, говоря правду, надо сказать тебе, что по ту сторону стены подведены струны, и как только кто-либо хоть чуть дотронется до струны, то сию же минуту, по всему замку, пойдет сильнейший гром, услыхав который, сейчас же из моря выйдет чудовище и не оставит тебя живым. Царевич не устрашился этих слов, а надел свои сапоги-самоходы и полез себе через стену.

Зацепив слегка своим платьем за струны, Иван-Царевич наделал сильнейший гром на весь замок. Пойдя в самый замок, Иван-Царевич, торопясь, пошел по комнатам отыскивать свою сестру. Найдя ее спящей, он тотчас разбудил ее от сна, и та, проснувшись и увидав его, громко закричала: Услыхав эти слова от Ивана-Царевича, Звезда вскочила и начала горячо целовать и радостно приветствовать своего младшего брата.

Потом, услыша все еще продолжавшийся гром от струн, царевна очень испугалась и стала говорить Ивану-Царевичу. Только что успел царевич надеть невидимку, как в ту же минуту вошло в комнату чудовище, которое закричало: До сих пор не слыхано было нигде здесь в замке, русского духа, а теперь вдруг пахнуть стало!

Уж, наверное, у тебя, Звезда, здесь есть кто-нибудь? Да, к тому же, на карауле у тебя стоят такие строгие стражи, что никого и ни за что не пропустят. Не пришел ли к тебе брат твой, Иван-Царевич? Тогда чудовище, ударившись о землю, превратилось в такого молодца, что любо глянуть, и промолвил этот молодец: После этого Иван-Царевич снял свою невидимку и показался чудовищу, превратившемуся в доброго молодца.

Этот молодец разговаривал с царевичем очень ласково, всем потчевал и угощал его, и, кроме того, забавлял его разными увеселениями. Царевич прожил у сестры около года. Когда чудовища не бывало дома, то он говорил сестре, чтобы она ушла с ним в свое родное отечество, но Звезда всегда отвечала на это, что она боится своего чудовища, которое непременно погонится за ними, и догнав убьет обоих насмерть. Как же мне тебя и другую сестру нашу выручить?

Если ты хочешь во что бы то ни стало выручить меня с моей несчастной сестрою Луной, от этих ненавистных нам духов, то ты вот что сделай. Сходи ты за тридевять земель, в тридесятое государство, а государством тем владеет царь-девица. Но только дело в том, что тебе будет очень трудно пройти к тому государству, так как к нему есть калиновый мост, а через мост тот ни конного, ни пешего не пропускаешь змей о двенадцати головах, который всегда находится под мостом, и всех, кто бы ему ни попался на мосту, сожрет непременно.

Кому же змея того удастся убить, то за того царь-девица выдет замуж. А она-то и может только меня и старшую сестру нашу Луну выручить из этой беды. Выслушав все это, Иван-Царевич распростился со своей горемычной сестрой Звездою, и пошел он за тридевять земель в тридесятое государство.

На дорогу он обулся в свои сапоги-самоходы, почему и поспел в три дня к калиновому мосту. Не доходя еще до самого моста, Иван-Царевич зашел в первую попавшуюся кузницу и наказал, чтобы ему сейчас же сделали меч-кладенец и боевую палицу.

Ему тотчас же выковали меч и боевую палицу в сорок пудов. Заплатив за работу деньги, Иван-Царевич взял свои богатырские доспехи и отправился прямо к мосту, чтобы убить змея. Едва только он подошел туда, как из-под моста выскочил вдруг змей многоголовый и, кинувшись к нему, хотел прогнать его. Но царевич, увернувшись от змея, в то же время сам успел нанести удар ему мечом, и сразу отсек ему три головы.

Змей вторично бросился на него, но тот и на этот раз, оставшись сам невредим, успел змею нанести удар и отсек ему еще шесть голов. Змей выпустил из себя огненное пламя, и хотел этим огнем сжечь царевича, но тот опять ловко увернулся и ударил еще раз змея мечом и рассек его надвое. Убив змея, царевич сложил из дров костер, положил на него убитого змея и все его головы, и зажегши, оставил все это гореть, а сам пошел через калиновый мост и вскоре же пришел на другую сторону, где увидел вышедших из городских ворот 12 голубиц, которые, придя на берег той реки, чрез которую быль перекинуть мост, ударились о землю и прекратились в девиц.

После этого они разделись и начали купаться. Царевич, надев свою шляпу — невидимку, стал смотреть па них, в ожидании, что будет дальше. Тем временем девицы выкупались и оделись. Царевич, сняв с себя свою шляпу-невидимку, подошел к ним поближе. Только что он успел выговорить эти слова, как девицы подхватили его под руки и сказали ему: Когда они вошли в царские палаты, то Царь-девица вышла навстречу царевичу и приняла его, взяв за белые руки. В тот же день царевич женился на Царь-девице.

Но прошествии нескольких дней после брака, царевич стал просить свою молодую жену, чтобы она освободила из рук духов его обеих сестер Луну и Звезду. Выслушав просьбу царевича, его супруга, бывшая Царь-девица, ответила ему, что просьбу его она готова исполнить, затем, обратясь к своим девицам, молодая царевна приказала им: Девицы пошли и скоро привели того духа к Царь-девице.

Дело вот и чем. Есть Морское Чудовище да еще Медведь; у этих двух духов находятся в заточении див царевны, родные сестры. Одну звать Луна, а другую — Звезда. Выслушав приказ своей повелительницы, дух Страмец, выйдя из царских палат, превратился вихрем и помчался сперва туда, где обреталась старшая сестра Луна.

Прилетев к Медведю, он призвал его к себе и сказал ему, чтобы он по-хорошему отдал бы царевну Луну. Медведю, хотя и не хотелось расставаться с красавицей, однако, делать было нечего и он был принужден отдать посланному духу, жившую у него Луну. Дух Страмец, получив старшую царевну, взял ее и с ней вместе помчался к младшей сестре Звезде. Прибыв туда, он потребовал к себе Морское Чудовище и ему, так же как Медведю, объявил, чтобы он без всяких хлопот возвратил проживавшую в его замке царевну Звезду.

Морское Чудовище, не могши ослушаться приказания примчавшегося духа, вынужден был подчиниться его приказу и потому без упирательства отдал ему царевну Звезду. Достав обеих сестер, Страмец подхватил их и помчался обратно к Царь-девице. Прибыв в свое государство, он сдал обеих царевен на руки своей повелительнице.

Увидав освобожденными своих сестер, Иван-Царевич благодарил супругу и духа Страмца, благодаря которому его сестры избавились от заточения у ненавистных им духов. Вскоре после этого Иван-Царевич стал проситься у своей супруги, чтобы она отпустила бы его хоть на малое время в свое государство к родителям его, а также и для того, чтобы мог доставить туда сестер своих Луну и Звезду.

Но Царь-девица на это не согласилась, так как без него не могла пробыть и одной минуты. А она сказала ему, что велит своему духу, чтобы тот отнес обеих царевен в их государство и чтобы он, царевич, написал бы к своим родителям письмо и отдал им его сестрам. Когда Иван-Царевич изъявил на это свое согласие, то Царь-девица призвала опять духа Страмца и поручила ему, чтобы он немедленно же доставил сестер-царевен в их отечество, а оттуда принес бы известие о здоровии родителей ее супруга: Потом они оба, царь и царица, написали к сыну своему, Ивану-Царевичу — письмо о своем благополучном здравии, и отдали его духу Страмцу, который живо примчал его в государство Царь-девицы, и та за всю верную службу духа, отпустила Страмца на волю.

После этого Иван-Царевич с супругою своею, бывшей Царь-девицею, жили в полной любви и согласии много, много лет. В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь по имени Выслав Андронович. У него было три сына Царевича: У этого царя Выслава Андроновича был сад, такой великолепный, что ни в каком другом государстве лучше этого сада не было.

В саду этом росли разные драгоценные деревья, с плодами и без плодов.