хорошая вода нина гернет

..

Menu

Post Page

19.06.2015 Леон 4 комментариев

У нас вы можете скачать книгу без объявления войны виктор кондратенко в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Кондратенко меньше всего пишет о себе. Уже в первую неделю войны он был командирован редакцией газеты в самую горячую точку Юго-Западного фронта — в треугольник между Луцком, Ровно, Дубно, где разыгралось самое ожесточенное танковое сражение в начальный период восточной кампании.

Именно там, в лесисто-болотистых бассейнах рек Стырь и Горынь, три механизированных корпуса под командованием генералов Д. Фекленко по приказу Ставки предприняли попытку не только приостановить наступление, но и разгромить мощнейшую танковую группировку Клейста. Вскоре после возвращения в редакцию из многодневного танкового побоища он оказался в центре одного из кровопролитнейших сражений на Правобережной Украине — в районе села Подвысокое, где сомкнулось кольцо окружения 6-й и й армий.

Это было первое крупное воинское соединение в Красной Армии, удостоенное такой высокой награды в Великую Отечественную войну. Подвиг ее заключается в том, что еще на рассвете 23 июня она внезапным и решительным ударом освободила захваченный накануне гитлеровцами Перемышль и совместно с городской боевой дружиной из совпартактива в течение нескольких суток удерживала его. Удерживала, пока после сдачи Львова советское командование не вынуждено было отдать приказ оставить город и прорываться на восток.

Почти месяц с тяжелыми боями выходила дивизия из окружения и, совершив шестисоткилометровый рейд по вражеским тылам, наконец соединилась с советскими войсками в районе Винницы. В дни суровейших испытаний, когда наши части под ударами превосходящих сил противника вынуждены были отступать, боевой опыт й стрелковой дивизии приобретал особое значение и мог стать примером мужества и несгибаемости. Поэтому Политуправление Юго-Западного фронта немедленно создало бригаду из писателей, журналистов и откомандировало ее на Правобережье с заданием рассказать в прессе и по радио о ратном подвиге освободителей Перемышля.

В состав той знаменитой творческой бригады был включен и военкор В. Только на четвертые сутки писательской бригаде посчастливилось отыскать остатки славной й, которая вела неравный бой в районе села Подвысокое на опушке леса. Но об этом, конечно, не ведал тогда военный корреспондент Виктор Кондратенко.

Он просто обрисовал картину в канун этого боя, какой она запечатлелась в его памяти. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Без объявления войны" Книги похожие на "Без объявления войны" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Эдуард Нордман - Не стреляйте в партизан…. Виктор Кондратенко - Полюшко-поле. Виктор Московкин - Ремесленники.

Дорога в длинный день. Не говори, что любишь: Иван Поздняков - Пока бьется сердце. Геннадий Фиш - Падение Кимас-озера. Александр Одинцов - Огненная вьюга. Яков Айзенштат - Записки секретаря военного трибунала. Александр Голубинцев - Казачья Вандея. Виктор Кондратенко - Курская дуга. Алексей Горбачев - Последний выстрел. Петер Хенн - Последнее сражение. Немецкая авиация в последние месяцы войны.

Николай Грибачев - Здравствуй, комбат! Свен Хассель - Трибунал. Николай Вирта - Кольцо Луизы. Карл Кноблаух - Кровавый кошмар Восточного фронта. Андрей Еременко - В начале войны. Виктор Тельпугов - Все по местам! Канта Ибрагимов - Прошедшие войны. Юлия Жукова - Девушка со снайперской винтовкой. Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям. Все книги автора Виктор Кондратенко Виктор Кондратенко.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем. Отзывы о "Виктор Кондратенко - Без объявления войны" Отзывы читателей о книге "Без объявления войны", комментарии и мнения людей о произведении. Все материалы на сайте размещаются его пользователями. Администратор сайта не несёт ответственности за действия пользователей сайта. И ночью Лютежский плацдарм был похож на огнедышащий вулкан.

А на рассвете бой загремел с еще большим ожесточением. Истекая кровью, советские полки вновь и вновь шли на штурм вражеских твердынь. Наступил полдень, а полной ясности в исходе боя не было ни у Ватутина, ни у его соратников. Вполне логично, что в повествовании о грандиозной битве на Днепре в центре внимания писателя оказался образ прославленного советского полководца Николая Федоровича Ватутина.

Однако перед нами встает обаятельный живой человек с присущими ему болями, сомнениями, тревогами. Ибо бывший фронтовик В. Но прорыва, несмотря на все усилия наступающих войск, пока не было. И вполне может случиться, что главные силы увязнут в боях местного значения и через день-другой просто нечем будет выйти на оперативный простор, как это недавно случилось на Букринском плацдарме. В минуту высочайшего нервного напряжения разведка доносит: Что произойдет тогда, Ватутин прекрасно понимал.

И, чтобы не допустить нового Букрина, он нашел в себе смелость пойти на величайший риск — вопреки указанию Ставки, принял решение немедленно кинуть в бой танковую армию генерала Рыбалко. Писатель умышленно ни единым словом не комментирует этот поступок командующего фронтом, но читатель воздает должное смелости, мужеству и находчивости молодого полководца.

Только глубоко уверенный в себе, мыслящий, не страшащийся роковых ударов судьбы человек мог так поступить!

И проникнутые к нему глубочайшим уважением, мы с замиранием сердца ожидаем вестей от наступающих. Вот в глухих сумерках возвращается на КП в Новые Петровцы разгоряченный боем генерал Рыбалко и докладывает: От дождя и тумана в лесу непроглядная темень. Танки заняли круговую оборону. Я приехал посоветоваться с вами, Николай Федорович. Нам осталось пройти еще каких-нибудь три с половиной километра, и мы на оперативном просторе. Но как выйти на него?

Не нужно быть военным стратегом, чтобы понять: Ожидать же утра а значит, терять драгоценное время ни в коем случае нельзя: Стратегическое дарование одного из самих молодых полководцев Советской Армии времен Великой Отечественной войны Виктор Кондратенко раскрывает не с помощью высоких эпитетов или авторских восхвалений после победы над гитлеровским рейхом это простейший и легчайший способ!

В книге мы видим, что судьба не раз сводила Ватутина с Манштейном на поле брани. На основе изучения архивных материалов автор исторически достоверно показал, как драматически складывались их ратные взаимоотношения. Подобно всеуничтожающему тайфуну, его отборный танковый корпус устремился на Ленинград. С помощью своих верных помощников крестьянский сын из Белгородской области, успевший закончить Полтавскую пехотную школу , Киевскую высшую объединенную военную школу , Военную академию им.

Фрунзе и Военную академию Генштаба , в сжатый срок сумел подготовить и осуществить такой силы фланговый удар, что после битвы под Сольцами больше месяца хваленый Манштейн вообще не появлялся на Восточном фронте. Поначалу казалось, успех сопутствует самому способному генералу на Восточном фронте: По меркам сорок первого года им оставался всего лишь суточный переход, чтобы достичь заветной цели. Но в снежную непогодь дивизии Воронежского фронта, возглавляемые Н.

Ватутиным, по приказу Ставки внезапно нанесли удар по левому крылу тормосинской группировки гитлеровцев, навсегда похоронив в заснеженной Задонщине честолюбивые планы восходящей звезды вермахта. Оказалось, что и во второй раз хваленый Манштейн оказался битый Ватутиным. Что могло устоять против такой лавины огня и стали? За неделю кровопролитных сражений фашистским гренадерам лишь на тридцать шесть километров удалось ценой астрономических потерь вгрызться в расположения советских войск.

Но зря Манштейн ликовал, предвкушая скорую победу. По собственному опыту он уже знал: Ведь ему хорошо был известен стратегический замысел Ставки: Принципиально иначе оценивал после сражения под Прохоровкой обстановку Манштейн.

Несмотря на то, что ему так и не удалось разгромить и обратить в бегство советские армии, надменный, самоуверенный, презирающий все славянское, чистопородный тевтон был глубоко убежден: Ватутин не стал ему в этом препятствовать.

Более того, он приказал прекратить любые атаки после трехнедельных боев. А тем временем Ватутин накапливал силы и незаметно готовил войска к грандиозной наступательной операции. Конечно, после Сольц, Тормосина и Курской дуги, наученный горьким опытом Манштейн прекрасно знал, с кем имеет дело, и со всей серьезностью готовился взять убедительный реванш за все предыдущие поражения.

Казалось, обстоятельства вполне способствовали этому. Это утверждение было близко к истине: Но, воодушевленные блистательными победами, советские воины с помощью местных партизан, используя подручные средства, с ходу преодолели седой Славутич и к концу сентября прочно закрепились во многих местах Заднепровья. По мере прибытия подкреплений маленькие пятачки отвоеванных участков быстро разрастались, сливаясь в большой Букринский плацдарм. Из донесений наземной и авиационной разведок Манштейн понял, что главные силы русских нацелены на Большой Букрин, и втайне радовался этому.

Ведь не единожды битый фельдмаршал вынашивал план операции, от которого в сладостном предчувствии замирало сердце. Вот где вермахт сможет рассчитаться с большевиками и за Сталинград, и за Курскую дугу, и за Левобережную Украину! Но даже среди его окружения уже мало кто верил в эти бредни. К примеру, начальник оперативного отдела штаба группы армий, весьма проницательный и категоричный подполковник Шульц-Бюттгер еще под Прохоровкой пришел к убеждению: Наш солдат потерял веру в успех сражения.

Более того, его все чаще стала посещать мысль, как именно добиться мира: Мысль, которая через год приведет его после неудавшегося покушения на Гитлера на гестаповскую виселицу. Интересно и убедительно показал Виктор Кондратенко в своей повести процесс разложения гитлеровского генералитета. Так, командующий м танковым корпусом, опытный генерал граф Кнобельсдорф, предчувствуя катастрофу на Днепре, просто удрал с поля боя. Не блистал оптимизмом и его преемник — генерал Хольтиц. С откровенностью закоренелого пропойцы он прямо заявил фельдмаршалу: Правда, поначалу могло показаться, что надежды его сбываются: Да, первая попытка прорвать в Букринской излучине оборону противника и выйти подвижными частями на оперативный простор закончилась для советских войск неудачно.

Преодоление больших и малых оврагов и взятие безымянных высоток теперь не откроет дорогу на Киев Да, были у нас в войну и неудачи, и просчеты, но не они определяли ход событий, а именно на них выковывалось военное искусство советских полководцев, закалялись характеры простых воинов.

И непродолжительная заминка под Букрином нисколько не умаляет достоинств Ватутина: В изображении Виктора Кондратенко генерал Ватутин — убежденный реалист, умеющий трезво смотреть на вещи.

Приобретенный за годы войны опыт настоятельно подсказывал ему в этой ситуации: Именно в те трудные дни и ночи у него рождается грандиозный замысел: После тщательного обсуждения этого замысла Военный совет фронта признал целесообразным за счет второстепенных направлений сколотить мощный бронированный кулак, сосредоточить его на Лютежском плацдарме и нанести внезапный мощный удар по глубоко-эшелонированным оборонным укреплениям севернее Киева.

Генштаб и Ставка, изучив представленный оперативный план, не возражали против него. Но при одном условии — фронт должен обойтись только своими армиями. Итак, оставалось самое главное — осуществить намеченную операцию. Читатель становится свидетелем напряженнейшей работы лучших стратегических умов, мучительных коллективных исканий оптимальных решений в проведении важнейшей боевой операции на Восточном фронте после Курской дуги. Ведь Ватутину и его соратникам предстояло решить множество сложнейших проблем.

Как в глубочайшей тайне совершить такой армадой многокилометровый марш, а потом переправить эту технику за Десну и Днепр?.. В невиданно короткий срок всего за четверо суток! Кроме того, из тыла было подвезено, разгружено и переправлено через Десну и Днепр более тысячи вагонов с боеприпасами, продовольствием, инженерными средствами. Оставался до конца невыясненным только один вопрос: Ответ на него могло дать только сражение. Многодневная битва за Киев является кульминацией повествования Виктора Кондратенко.

И не столько потому, что она знаменовала собой начало изгнания гитлеровских захватчиков со всей Правобережной Украины, а преимущественно потому, что эта боевая операция стала своеобразным венцом стратегического дарования Николая Федоровича Ватутина, в ней молодой советский полководец наиболее искусно и убедительно переиграл хваленого фашистского кумира, мастера маневренной обороны барона фон Манштейна.

Правда, был в этом сражении момент, когда оказались исчерпанными все наступательные возможности и перед войсками фронта реально замаячил призрак нового Букрина. Но в том и состояло величие Ватутина, что он сумел сплотить возле себя таких выдающихся боевых соратников, как генералы Гречко, Иванов, Москаленко, Черняховский, Рыбалко, Трофименко, Жмаченко, Епишев, Крайнюков, Кравченко, Шатилов.

Именно они в критическую минуту нашли оригинальное, обеспечившее успех решение — впервые в истории войн было предложено предпринять ночную танковую атаку с освещением местности прожекторами, фарами, ракетами. Поэтому условным сигналом к решающей судьбу Киева атаке, у нас будет: Кондратенко создал волнующую картину невиданной ночной атаки под Киевом — атаки, которая, спустя полтора года, точь-в-точь будет повторена при штурме Берлина.

А происходило все так:. Кто-то близко проскакал на коне. И вдруг повеяло далекой конармейской молодостью. В памяти ожили сигналы буденовских горнистов и прозвучал боевой клич: И тот сейчас же передал по рации: От ярких зеркальных глаз прожекторов мрак отпрянул в глубину леса. Показались изгибы окопов, пулеметные гнезда, поставленные на прямую наводку пушки. Свет ударил в амбразуры, в люки, в смотровые щели.

Эта ночная атака и предрешила успех всей Киевской операции. На рассвете 6 ноября года Ватутин вместе с представителем Ставки маршалом Жуковым и членами Военного совета фронта доложил Верховному Главнокомандующему: Да, Киев навсегда был освобожден из фашистской неволи, но ратные взаимоотношения Ватутина с Манштейном не закончились на этом.

И как бы ни складывались эти битвы поначалу, в конце концов фельдмаршал Манштейн всюду был тяжко бит генералом Ватутиным.

Удалось прежде всего потому, что он показал своего героя в постоянном противоборстве с таким очень опытным и опасным противником, как фельдмаршал Манштейн. Перед читателями как бы прорисовываются в экстремально напряженных условиях два психологических портрета, два противоположных человеческих типа, представляющие и воплощающие разные общественные формации.